Праздники уже миновали, но жители Эдинбурга продолжают отмечать, несмотря на трудовые будни. Мы не устаем следить за яркой и красочной жизнью каждого из них, а Эдинбург не перестает нас радовать новыми открытиями. Совсем недавно в самом центре нового города открылось казино "Royal Place", где отныне предпочитают проводить свое свободное время все сливки общества. Кстати, об обществе. Совсем недавно в Эдинбург приехал Даниель Перспераго и теперь итальянская семья наконец-то в полном составе. А еще, встречайте нового владельца газеты "Edinburg Herald" - Маркуса МакЛауда. Поприветствуем новых жителей и пожелаем им удачи на новом месте.
В январе погода решила разыграться не на шутку. Средняя температура держится в районе - 20 °C, а по ночам может и вовсе опуститься до - 30 °C. Случается и такое, что Эдинбург пребывает в хорошем расположении духа и радует своих жителей ясными деньками. Правда, последствиями этого становятся ледяные дожди и гололед, поэтому нужно быть осторожнее на дорогах. Так же советуем укутываться теплее, ведь по улицам разгуливают сильные порывистые ветра, которые нередко переходят в настоящие метели. Этот январь обещает быть довольно холодным и суровым, поэтому проводите вечера в компании своих вторых половинок с кружкой чая перед камином и будет вам счастье.
правила общая информация нужные персонажи занятые внешности вакансии и оплата гостевая
ЛУЧШАЯ ПАРА
Rebecca Neumann и Adam Waisse
Эта пара уже не в первый раз становится лучшей. Наверное, вы спросите почему? Да потому что несмотря на их падения и расставания они все-равно возвращаются друг к другу в свой собственный мир, который понятен только им двоим. С виду холодные немцы питают друг к другу только самые теплые чувства. Мы очень надеемся на то, что в их жизни наконец-то все уладится и все испытания останутся позади.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Fantom
Подводя итоги года мы просто хотели выделить этого прекрасного модератора, который даже в трудные минуты всегда оставался рядом. Фантом, мы и в правду очень рады, что на протяжении такого долгого времени ты все-таки с нами, несмотря ни на что. Такого доброго и светлого человека нужно еще поискать, и мы тебя очень ценим. В Новом Году мы хотим тебе пожелать только всего самого наилучшего.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
David Becker
Человек, который держит в страхе совсем юных интернов, прекрасный хирург и довольно серьезный профессор, оказывается может быть довольно милым. И, благодаря тому, что он все-таки смог нам это продемонстрировать, пусть и в своем стиле, Дэвид становится лучшим игроком этого месяца. Прям пишу и слезы счастья вытираю. Продолжай в том же духе.
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Лайонин Эванс
Мы сами втаптываем в землю то, что казалось нашими идеалами, замещая их новыми, упрощая или напротив, усложняя, замысел, стремясь создать идеальный мир для себя, словно хитроумный паззл, в котором достаточно поставить неверно одну деталь, что бы сместилась вся картина. Я всегда хотела знать, кто из нас сильнее. Это и есть извечное потаенное стремление узнать свой предел.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Victor Blackwood и Northern Dancer
Все с трепетом и интересом наблюдают за этой парой. Никто из нынешних спортсменов еще не видел Виктора в деле, а когда он взял под свою опеку такого сложного коня, как Танцор - это и вовсе заинтересовало даже конюхов. Путь им предстоит еще долгий и тернистый, но Виктор уже смог преподать многим из спортсменов хороший урок о том, с каким терпением и вниманием нужно относится к своим лошадям, чтобы добиться результата. Мы все держим сжатые кулаки и желаем этой паре только успеха.
Добро пожаловать, путник. Прежде всего — оглядись по сторонам и постарайся ничему не удивляться. Вокруг тебя раскинулась огромная, незыблемая Шотландия, поражающая своей красотой. Воздух свежий и чистый, леса растут от подножия гор и до самой границы моря.

ACTION #0 - "Вас ждут игроки" ACTION #1 - "Ученье — свет!" ACTION #2 - "Учебная кавалерия" ACTION #3 - "Работники Академии"

Dominica Bren
Счетовододное око ролевой. Подскажет, что нужно сделать и как именно, и ответит на все вопросы.
skype: aprilia_123

Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор, создатель ролевой. Всегда поможет и ответит на все вопросы
skype: zlaya_kashtanka

Riders Diary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Riders Diary » Загородный поселок » Дом Адама Вайса


Дом Адама Вайса

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Внешнее фото дома:

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991355/post/95959/e3eba272f44e6bf5Q8Fqy67IDbrhl7Sf.jpg

Первый этаж:

Коридор, перед входом

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991358/post/95959/117edcd9297b836bPspmziB4GccjlGan.jpg

Кухня-столовая

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991359/post/95959/8eb36e240f15323bMqgcDhkDbfRk4CW4.jpg

Гостиная

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991361/post/95959/dcff5ef84273bc98w8wCdFr24N0sOcNR.jpg

Личный кабинет Адама

http://media.interiorexplorer.ru/objimgs/4/big/5/2976-15.jpg

Второй этаж:

Спальня Адама

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991363/post/95959/632eab33665ef277GQ7EjARA5GReSqSO.jpg

Спальня Бекки

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991364/post/95959/180f351812ccefceNWHaF28bgHaj25xg.jpg

Ванная Адама

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425991366/post/95959/c7377411ebaeda08CwzCgRj28kdEOTBI.jpg

Ванная Бекки

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_975/v1425955511/post/95959/3f887e06f0ad1f53ewt21sKrqCIoJVk2.jpg

0

2

На что человек способен в состоянии безысходности? Наверное, на многое. Разве мог бы ты раньше подумать о том, что я решусь сделать первый шаг? Да черт возьми, об этом даже не могла подумать и я. Всегда преданная и беспрекословно подчиняющаяся тебе, сейчас я поддалась собственным чувствам, от которых ты меня так долго отучал и так быстро заставил вспомнить. Сердце внутри трепещет, словно птица, пойманная в клетку. Я не знаю, чего ожидать от тебя в следующий момент, но сейчас я живу лишь тем, что происходит в эту секунду. Горьковатый от сигарет вкус губ заставляет кружиться мою голову, словно я стою на самой высокой башне и вот-вот могу упасть вниз. Но меня это вовсе не пугает. И когда меня охватило отчаяние? Наверное в тот момент, когда я поняла, что действительно могу тебя потерять. Когда я поняла, что даже ставя точку в наших отношениях, пытаясь сжечь мосты, ты все-равно забираешь за собой частичку меня. Ту самую частичку, без которой что-то дико ноет внутри. Я была готова к тому, что ты меня оттолкнешь, рассмеешься над тем, насколько, я возможно, сейчас выгляжу жалко, но твои ладони ложатся на мою талию, крепче прижимают к себе и в этот момент я начинаю задыхаться. Желала ли я быть к тебе настолько близко ранее? Не думаю. Но сейчас, каждая клеточка моего тела тянулась к тебе, мне просто жизненно необходимы были твои прикосновения и я готова была бы молить тебя о том, чтобы ты меня не отпускал, не прогонял и не уходил сам. Твои пальцы стискивают мое запястье с такой силой, что возможно на утро проявятся синяки. Но я сейчас совершенно не чувствую боли. Я быстро перебираю ногами, покорно следуя за тобой. Меня не волнует сейчас куда ты меня ведешь, что будет дальше. Сейчас разум отступил перед чувствами, предоставляя им абсолютное полноправие. Ты резко останавливаешься и рывком прижимаешь к себе, оставляя на губах жадный, требовательный поцелуй. И я в свою очередь отвечаю тебе тем же, обвивая шею руками. Чувствую твое сбивчивое, обжигающее дыхание и от этого мой разум затуманивается еще сильнее. Но ты так же быстро отстраняешься от меня, вновь увлекая за собой в сторону машины.
Насколько сильны человеческие чувства? Насколько сильна может быть тоска, радость, любовь, страсть? Сейчас не было ни капли сомнения в том, что мы просто задыхались от желания овладеть друг другом, оказаться до невозможности близкими друг другу. Кто то называет это животными инстинктами, желаниями. Но ведь для животных это совершенно иное, для них это лишь биологическая потребность. Человек же способен утопать в другом, сгорать от собственной страсти наслаждаться этим. Как в один момент может все так резко измениться? Тоска может перерасти в легкий страх, мимолетное желание - за считанные секунды разрастись до вожделения.
Я не сразу замечаю, как ты выхватил ключи от машины из моего кармана, а после - усадил меня на пассажирское сиденье, тут же обходя автомобиль и усаживаясь за руль. Это столь редкое явление, что на какой то момент я даже замираю, внимательно рассматривая твое сосредоточенное выражение лица - слегка нахмуренные брови, отчего появляется морщинка, взгляд, прикованный к дороге, плотно сжатые губы. Но в то же время твои движения настолько легкие и простые, будто бы водить машину - твое призвание. Я накрываю ладонью твои пальцы, что покоятся на ручке коробки передач, а после перевожу взгляд за окно, где мимо проносятся дома, сменяющиеся густым лесом. Сейчас я чувствую себя спокойно, меня покинули переживания о том, что ты вновь уедешь, будто бы ты пообещал мне это. И пусть эти надежды останутся напрасными, но я хочу наслаждаться каждой минутой, проведенной рядом, ведь как оказалось - их катастрофически мало.
Мы очень быстро покидаем город, минуем окольную трассу и совсем скоро оказываемся возле дома, что оказался настолько большим и пустым для меня одной. В твоих действиях так же читается решимость и в какой то степени грубость, когда ты распахиваешь передо мною дверцу машины и, ухватив меня за запястье, увлекаешь за собой в дом. Лишь войдя внутрь, даже не скинув с себя пальто, ты прижимаешь меня к себе, увлекая в протяжный поцелуй. Страсть новой волной накрывает меня, и я отвечаю тебе жадно и нетерпеливо, обвивая твою шею руками и прижимаясь настолько сильно, насколько это возможно. Ты всегда имел власть надо мной. И даже сейчас ты смог меня зажечь внутри меня огонь с такой легкостью, словно это совершенно ничего не стоит.
Твоя горячая кожа обжигает мои пальцы, когда они скользят по шее и хватаются за ворот твоего пальто, чтобы в следующий момент скинуть его на пол к нашим ногам. Мне не хочется терять ни минуты, а потому я снова прижимаюсь к тебе, чувствуя жар твоего тела под тонкой тканью рубашки. Сбивчивое дыхание, стук сердце, что бьются в унисон. Кажется, что именно это люди имеют в виду, когда говорят про слияние двух тел. Но мне этого мало, тело пробирает дрожь от наслаждения, когда твои ладони проходятся по моей спине, а зубы слегка прикусывают твою нижнюю губу. И я знаю, что сейчас я нахожусь полностью в твоей власти, но впервые внутри меня начинают бороться два чувства - желание подчиниться и желание сделать все по своему.

0

3

Играй со мной. Лги мне. Проверяй мои нервы на прочность. Заставляй меня ревновать. Заставляй меня смеяться. Толкай меня на необдуманные поступки. Бей меня. Принижай мои достоинства. Закрывай глаза на мои недостатки. Обнажи мои чувства.


Она знает, как держать себя рядом со мной. Фибрами души она ощущает каждую мою эмоцию. Даже когда я стою перед десятком людей и пытаюсь быть максимально убедительным. Никакой подготовленной речи. Чистейшая импровизация, наполненная эмоциональностью, небольшими паузами и самое главное - мной. Они привыкли видеть меня в правильном свете. Никаких промахов. Никакого сожаления и второго шанса, ведь всё получается сразу и на твёрдую пятёрку с плюсом. Она всегда стоит позади меня и совершенно не нервничает. Она уверена, что минутная дезориентация сменится пёстрой самоуверенностью и надменностью. Мне всё равно, какое мнение сложится обо мне у сидящих предо мной магнатов. Мысли человека, который максимально тесно связан с другим человеком. Чтобы вы понимали: чувствую боль я, вопит  — она.
Я бесконечно влюблён во Шотландию. Там на редкость милые люди, если ты говоришь с ними с чуть заметным акцентом, который дает понять что ты не англичанин. Там источник вдохновения, родина многих талантливых людей. Мне хотелось стать в ряд с ними, ведь они были моими кумирами. Поэтому я сравнивал её с этой страной. Ничто иное не манило меня так, как эта страна и эта женщина. Она была воплощением всего, что я называл искусством, превосходством, любовью.


Ты всё ещё считаешь меня игроком? Или сумасшедшим? Может уже завтра мы расстанемся, но сейчас ты доверчиво вкладываешь ладони в мои руки и прижимаешься ко мне, как домашняя собака. Рыжая собака, которая ни на шаг не отходит от меня, когда я дома. Готов поклясться, временами ты тихо скулишь, подобно этому животному. И меня невероятно сильно радует один факт: мы не виделись несколько месяцев, но ты пахнешь мной. Моими духами, чувствами, повадками. Ты с утра до позднего вечера в окружении десятка  людей, но никто из них не затмит меня. Ни одно прикосновение, ни одна шутка, ни одно смазливое личико на твоём пути. Признаться честно, если завтра ты до беспамятства влюбишься в другого, я не буду тебя останавливать. Я искренне пожелаю тебе удачи, перед тем как убить. Потому что если ты уйдешь, мне придётся самому наливать себе выпивку, это несомненно сужает мою зону комфорта. Мне не будет одиноко, ведь я поскорее забью эту пустоту вниманием других. Я не герой, и не готов отдать жизнь за тебя. Но я никогда не смогу отказаться от тебя. Я не перееду в другой город. Я не удалю твой номер. Я не разобью твою чашку. Потому что ты моё искусство, которое я, как настоящий творец, не могу оставить.

Твоя душа избита. Её столько раз пинали, потом снова толкали в объятия. Мне интересно, ты жила для себя? Ты решала, что с тобой будет в следующий момент? Ты никогда не просила меня тянуть тебя за волосы, оставлять горячие поцелуи на твоей шее, прижимать тебя к стене до хруста в костях, оставлять синяки на твоем теле. Не просила расстегивать твое пальто, швыряя его на пол, срывать с тебя рубашку, оставляя почти полностью обнаженной под моим взглядом. Не просила нести тебя в спальню и опускать на кровать, чтобы затем накрыть своим телом. Но ты позволяла себя целовать, отвечала на мои прикосновения и тихо скулила, словно тебе не хватало воздуха. Я наслаждался тобой, такой забытой и далекой, такой безвременной и желанной. Я ведь никогда и ничего не давал тебе, кроме прикосновений, Бекки. Никакой любви, никакой романтики. Розовых облаков и нежности ты никогда не в праве ожидать от меня. Так почему ты каждый раз так кидаешься мне навстречу, почему готова лизать руки, которые могут ударить тебя наотмашь? Откуда в тебе столько верности, столько любви, столько отчаянной нежности? Я сжимая твои волосы в кулаке, когда наполняю собой с исступленной яростью, с тихим криком, вторгаясь в этот мир, непонятный и неподвластный мне. Мне хочется понять, за что ты так любишь меня и мои движения резкие и хаотичные заставляют тебя дрожать и задыхаться, извиваться в моих руках и прижиматься как можно ближе, утыкаться мне в шею и целовать, целовать, бесконечно меня целовать. То чувство любви, которое я сейчас испытываю к тебе не поддается описанию. Будто ты превратилась в тот мир, что заполняет меня целиком и внутри и снаружи. Ты то, чем я способен дышать, чем я хочу обладать вовеки и ныне. До слез стоящих в горле я прижимаю тебя к постели, чтобы ты поняла все те чувства что рвали меня на части, когда мы были в разлуке. Я не знаю, как еще их выразить, как поделиться, чтобы не умереть от их переизбытка. Я сам не осознаю, что со мной происходит, но не могу остановиться, даже когда ты кричишь и расслабляешься в моих объятиях. Мне мало тебя, бесконечно мало и я беру тебя расслабленную и нежную также, как страстную и уверенную в себе. Мне без разницы какой ты будешь, потому что ты это ты  и всецело, до самых кончиков пальцев ты принадлежишь мне. Со мной у тебя никогда не будет чего-то непостоянного. Чего-то неординарного. Моя неуместная шутка, скепсис, гадкая правда прямо в лицо, от которой у тебя всегда перехватывает дыхание и ты нервно сжимаешь свои руки в кулаки. Я знаю, что ты нуждаешься во мне так же сильно, как я в тебе и этот проклятый порочный круг никто не сможет разорвать. Я не знаю сколько проходит времени, прежде чем мои силы иссякают. Ты тоже измучена моей страстью, по всему твоему телу синяки и следы моих губ, пальцев, зубов. Но ты не жалуешься и когда я укрываю нас одеялом и прижимаю тебя к себе, не сопротивляешься, а льнешь, точно кошка и глубоко вдыхаешь, стараясь успокоиться. Тихая дрожь в твоем теле еще говорит мне о всплески страсти, так что я ласково глажу тебя по обнаженной спине и плечам. Мне не хочется сейчас говорить не о чем, хочется только думать в ночном сумраке и свете фонарей, что проникают в спальню сквозь шторы и заливают комнату теплым золотистым сиянием. Я целую тебя в висок, вдыхая запах твоих волос и еще крепче прижимаю к себе будто боюсь, что ты можешь встать и уйти. Тихая улыбка касается моих губ, когда я задаю свой вопрос.
- Что такое любовь, Ребекка?

+1

4

Самое слабое место у человека - это его собственный разум. Какому количеству лжи он может поверить, сколько предположений может вынести, совершая при этом немыслимое количество ошибок. Даже перед чувствами, которые способны привести к самым нежелательным последствиям, он бессилен. А скольких людей он подводит, из-за чего они попадает в "желтый" дом, откуда уже не каждый сможет выйти. И сколько бы человек не питал свой собственный разум, не тренировал его, в итоге он рано или поздно все-равно подведет. От этого не убежишь и не избавишься, каждому будет суждено через это пройти. Даже нам с тобой. Но я уже успела на собственном опыте понять, как просто в один момент потерять все, чему учился долгие годы, чего добивался. А ведь это со мной делаешь ты, словно кукловод, управляющий своей марионеткой. Ты мой учитель и в то же время мой палач, от которого я не смогу убежать, даже если сильно захочу. Если ты не сможешь меня найти, то в голове останешься навечно, медленно и мучительно сводя меня с ума.
Ты учил меня быть стойкой, делал прекрасно обученного компаньона, который готов был в любой момент сделать даже самые отвратительные вещи, при этом не моргнув и глазом. Ты научил меня ничего не чувствовать и совершенно выкинул из моей головы понятие этого. А потом что? Потом я не знаю, что ты решил, возможно, что тебе стало просто скучно и захотелось разнообразия. Поэтому в один момент разрушил каменную стену, которая строилась годами, одним лишь прикосновением. Обрушивая на меня всю ту гамму чувств и эмоций, что копились во мне все эти года. И что же? Наверное, ты остался очень доволен собой. Ты всегда был садистом. На твоем лице мелькала еле заметная усмешка, когда люди вокруг тебя испытывали боль. Наверное, тогда, оставив меня, ты был поистине счастлив. Возможно, будь я воспитана иначе, будь на моем месте любая другая, она бы даже не подумала ждать тебя, с трепетом хранить воспоминания и быть согласной на любые низости, чтобы только ты оставался рядом. Но, черт возьми, я подцепила эту болезнь, которая сводит с ума абсолютно всех людей без исключения. Я полюбила и просто не знаю, как бороться с этим чувством, ведь в этой неравной схватке мой разум поднимает белый флаг, даже не приступая к битве. Ты всегда называл меня своей гончей, может быть это и воспитало во мне такую верность и преданность к тебе. Даже спустя столько времени, я продолжала тебя ждать, каждое утро встречая с мыслью о том, что ты вернешься, хоть мой внутренний голос и смеялся в ответ. И сейчас я окончательно теряю рассудок, когда твои руки обжигают меня, оставляя ожоги на и без того шрамированной душе. Уйдешь ли ты утром или решишь остаться - сейчас меня это совершенно не волнует. Я жажду раствориться в твоих объятиях, испить тебя до дна в каждом поцелуе и постараться запомнить каждый момент нашей встречи.
Ты как всегда груб со мной, каждый твой поцелуй, укус, оставляет после себя отметину, синяк, клеймо... Но я никогда не жаловалась. Я не знаю, каков ты с другими девушками. Да что уж там. За все то время, что я верно следую за тобой, ты ни разу не впустил в свою жизнь и сердце постоянную женщину, кроме родной сестры и меня. Твою постель не грели даже самые дорогие шлюхи, что были искусны в любовных делах, красивы и могли чуть ли не читать мысли мужчин. Они лишь утоляли твой голод на короткое время, а потом уходили, получив соответствующую плату. Способен ли ты вообще на любовь? На теплые чувства, которые будут переполнять тебя с головой, на те чувства, которые будут заставлять смотреть тебя на человека с глубокой нежностью. Я знаю, что никогда ты не станешь таким, как большее количество мужчин, никогда не будешь давать каких-либо обещаний. Многие сказали бы, что ты вовсе не умеешь быть нежным. Но это не так. Ты искусный мастер своего дела. Ты можешь показать себя с любой стороны, если тебе это будет на руку. Ты даже будешь нежным и верным, если это потребуется для того, чтобы в конечном итоге обернуть игру в свою пользу. Иногда мне кажется, что я знаю тебя до мозга костей, но после понимаю, что и малой доли не смогла поведать. Как и многие другие. Ты показываешь людям только то, что по твоему мнению они в праве знать. Ты руководишь своей жизнью, людьми, что окружают тебя. Словно профессиональный карточный игрок, ты можешь обыграть любую ситуации, конечно же, не без блефа.
Мое обессиленное тело отвечает тебе дрожью, когда ты обрушиваешь на меня остатки сегодняшней страсти. Мне не хочется, чтобы эта ночь заканчивалась, ведь на утро тебя может и не быть. Тебе нравится держать меня в страхе, в неопределенности, лишь изредка бросая мне кусок мяса, чтобы я оставалась преданной тебе. И что, после всего этого вы бы смогли со мной спорить на тему того, что разум самое слабое место человека? Я прижимаюсь к тебе всем телом, укладывая голову на вздымающуюся грудь. Твое сердцебиение, которое постепенно замедляется, ласкает мой слух, отчего веки постепенно тяжелеют. Я не хочу засыпать и снова упускать те малые минуты, когда могу побыть с тобой, поэтому прислушиваюсь к твоему дыханию, а пальцы тихонько очерчивают линию ключиц, плеч... Твой вопрос вызывает на губах легкую улыбку. Когда мы только приехали в Шотландию, ты уже спрашивал у меня это и с того момента мое мнение не изменилось.
- Психическое расстройство.
Мой голос тих и расслаблен, а дыхание уже вернулось в норму. Что такое любовь? Любовь это именно то чувство, которое способно уничтожить твой разум наповал, заставить тебя страдать и совершать абсолютно немыслимые поступки, которые в жизни бы не совершил. К черту все мнения о том, что это химия и прочая ерунда. Любовь - это окончательная утрата рассудка.

+1

5

Ты помнишь нас. Нас, бывших вместе всегда.
Что из последнего осталось в твоей памяти?
Может быть, терпкий дурман благовоний, полумрак окутанного глубоким сном дома, легкое колыхание прозрачного шёлка, прохладу мраморного пола, что ощущают твои босые ступни, и объятия Кёльнской ночи, теплые и ласковые, как твои руки, обнимающие меня сзади?
Может быть, пронизывающий холод, пробирающийся под задубевшую на морозе одежду и волчью шкуру, накинутую поверх, да порывы ветра, обжигающие твое сильное тело за миг, как ты войдешь в дом, где тебя всегда кроме тепла жарко натопленного камина и запаха булочек с корицей с кухни, встречает горячность моих поцелуев и тихое "скучал"?
Может быть, звуки ожесточенной ссоры, где, скалясь хищным зверьем, друг против друга, глаза в глаза мы пытались чужой и своей любовью подписать наше право на свободу, на личный выбор, на поклонение лишь нашим идеалам?
Может быть, шуршание платьев в залитой светом тысячи свечей зеркальной бальной и звуки полонеза с шелестом голосов в унисон нечаянных прикосновений, потупленных глаз и пылких речей о любви? 
Вот только как бы оно ни было раньше и не важно как будет после, остаются неизменными и не зависящими от декораций - моё тепло и твой свет, моё погружение в тебя и ответный трепет твоего сердца.
Всё равно - кем и какими мы будем в следующий раз, когда из миллионов лиц мы видим лишь друг друга.

Пустота в моих мыслях, в моей голове, сменилась колокольным звоном набата, раздирающим виски. Боль пульсировала словно тугой комок, обладающий собственными желаниями, разрасталась, нитями оплетая мое сознание. Если бы меня сейчас спросили как я себя чувствую, то я не могла бы ответить однозначно. Мне казалось что там, где должно быть сердце, у меня зияет огромная дыра, черная и бездонная, где я сама могу заблудиться и никогда не вернуться обратно. Я старалась не смотреть на человека, который когда-то был для меня всем. Он заменил мне отца, когда тот меня покинул, заменил брата, когда тот был далеко. Наставник, учитель, любовник и без пяти минут муж. Я боготворила его когда-то, я ненавидела его сейчас, я любила его так давно, в веренице суматошных и спутанных дней. На меня будто вылили ушат ледяной воды и я захлебывалась, отплевывалась, но не могла избавиться от тысячи иголок, что впиваются в мою кожу.
Когда мужчина снова начал говорить, то слова произнесенные его низким, бархатным голосом, будто доносились до меня из под толщи воды. Осознание его близости сшибало меня с ног, выбивало из меня дух, ломало мои кости и выкручивало мышцы нестерпимой, физически осязаемой болью. Я не знала, чего мне хотелось больше. Кричать что есть силы, выплеснуть всю свою боль в безумном крике полном ярости и обиды, или же обнять его, вдохнуть полной грудью его запах снова, как пять минут назад и никогда больше не отпускать его. Я чувствовала себя растерянной и раздавленной, мои мысли никак не могли собраться воедино, и это было тяжело. Когда меня покинул Ричард, найдя себе новую девушку, то предательство подкосило меня настолько, что я чувствовала себя щенком, выброшенным на улицу. А сейчас?
Как я чувствовала себя сейчас?
На глаза наворачивались обжигающие, соленые слезы. Мне почему-то казалось, что они разъедают мою кожу чтобы пропитать мое нутро, обжечь мое и без того разорванное в клочки сердце. Словно маленькой девочке мне хотелось сейчас поехать к брату и искать утешения и поддержки в его объятиях. Я знала, что Адам сейчас в городе, в своем загородном доме. Я знала, что только он сейчас даст мне необходимую защиту, только он сможет унять мою боль. Ведь кроме брата все оставляли меня, предавали меня, топтали мою гордость и мою любовь своими ногами. Даже Гарри, которому я верила, за которым шла, с гордо поднятой головой. Кто он для меня сейчас? Кем он хочет стать для меня сейчас? Он не искал встречи со мной, он скрывался от меня, он хотел чтобы я похоронила его. Он черт возьми просто-напросто предал меня! Во мне поднималась такая ярость, что я готова была вцепиться ему в глотку, словно разъяренная кошка и драть когтями его нутро, чтобы ему было также больно, как было сейчас мне. Но я оставалась спокойна. На его вопрос я не стала даже поднимать глаз, размыкать губ, лишь сухо кивнула.
Все что сейчас происходило, было просто нереальным. Когда сигареты дотлела я поднялась на ноги, словно марионетка ведомая чьей-то сильной рукой, и направилась следом за мужчиной к его машине. Надо же, его вкусы совсем не изменились. Интересно, ждет ли его где-то жена, а может быть даже дети. На пальце нет кольца, но это не значит, что его сердце свободно. Может быть он, как и Ричард, просто полюбил другую. И потому оставил меня, не набравшись смелости признаться в своих чувствах? Я не знаю, да и видимо никогда не узнаю. Сев в машину я на автомате пристегнулась, стараясь унять дрожь во всем своем теле. Мне казалось, что я маленькая и слабая, беззащитная и растерянная, перед жестокостью этого мира. Машина плавно следует по загородной трассе, а я пустым взглядом смотрю за окно, где снег укрыл поля и лес, позволяя им уснуть. Сейчас мне тоже хотелось бы оказаться под снежным покрывалом, в вечном холоде. Чтобы не чувствовать этой боли, чтобы меня окружал лишь покой и безмятежность. Пустота внутри засасывала все эмоции, поглощала все мои чувства. Сердце раненой птицей билось в клетке из ребер, наизлет ударяясь об эти прутья и ломая крылья. Мне было больно. Просто больно и я не знала куда деться из этой боли, из этого адского круга, где меня будто обливают раскаленным свинцом. Я старалась сдерживать себя, сдерживаться из последних сил и не позволять пролиться очередным слезам. Когда машина остановилась, я отстегнула ремень безопасности, хватаясь за ручку. Но его голос настиг меня раньше, чем я успела покинуть машину. Замерев, словно дикий зверек, я внимательно прислушивалась к его словам и боль, в совокупности с яростью и обидой, снова начали разрывать меня на части. Мои ноздри раздувались, пока я пыталась заставить себя говорить спокойно. Заставить себя ответить на эти слова так, чтобы сделать ему как можно больнее.
- Ты умер, Гарри Бейкер. Я похоронила тебя в Кёльне, девятнадцатого января, две тысячи двенадцатого года, пять лет назад. Я раз в год приезжаю к твоей могиле, оставляя букет белоснежных лилий - всегда восемь, как знак бесконечности и твое любимое число. Я помню тебя как человека, который любил меня и отдал свою жизнь, чтобы спасти меня.
Я посмотрела на мужчину, и сейчас готова поклясться, что в моих глазах был тот же лед, поражающий своей голубизной лед, как и в глазах моего брата. Этот взгляд выражал решимость.
- Ты умер Гарри Бейкер и для меня, ты останешься мертвым.
Сказав это я вышла из машины, хлопнув дверью и направилась к дому, не оборачиваясь до самого конца. Лишь когда за мной захлопнулась дверь, я на ватных ногах прошла на кухню, оглядывая пустые комнаты по пути. Адам должен был быть дома, его не могло там не быть. Поздний вечер, темные коридоры. Я сама не осознала, как паника стала накрывать меня, как все эмоции, что я копила в себе с момента встречи, рвутся наружу.
- Адам...
Сначала тихо и надрывно, почти шепотом, а потом слезы пролились по лицу, обжигая кожу. Рыдания согнули меня пополам, заставив рухнуть на колени прямо посреди темной кухни. Я не могла сдерживать себя больше, истерика накрыла меня с головой.
- Адам!
Крик пронизанный болью и отчаяньем и я слышу его взволнованный голос со второго этажа, его торопливые шаги по лестнице. В темноте ничего не вижу, но чувствую присутствие брата и когда его крепкие, сильные руки обнимают меня и прижимают к себе, я рыдаю еще громче. Как рыдала в далеком детстве, когда разбивала коленку, когда потеряла мать, когда мир рушился. В гостиной кто-то включил свет и я понимаю, что это Бекки. Брат гладит меня по волосам, взволнованно спрашивает что случилось, а я полной грудью вдыхаю его запах, вцепляясь пальцами в полы его халата, утыкаюсь лицом в его шею. Вся моя боль будто отступает перед его присутствием, постепенно оставляет меня и чувство нерушимой, непоколебимой любви к брату накрывает меня с головой.
- Гарри Адам, он не умер. Он не умер!
Чувствую, как объятия брата на миг становятся стальным капканом, как все его тело замирает и напрягается, но спустя пару секунд все уже как прежде. Хотела бы я обладать его выдержкой, его самообладанием. Слыша его вопрос я стараюсь успокоить слезы, чтобы ответить.
- Я встретила его сегодня, я видела его, я говорила с ним. Я не верю. Я просто не верю!
Все. На большее меня не хватило и слезы снова взяли надо мной свою власть, погружая в пучину отчаяния.

+2

6

Психическое расстройство, значит. В ответ на твои слова я усмехнулся, лишь чуть крепче прижимая тебя к себе. За окном падал снег, ночь окутала Эдинбург, в жарко натопленном камине плясал огонь, бросая отблески на твои локоны, превращая их в жидкое пламя. Ты лежала тихо, лишь вздымалась и опускалась твоя грудь, да блестели два фаянсовых сапфира твоих глаз. Ты была очень красива, особенно сейчас. Расслабленная и нежная, лежащая под моим боком, дарящая чувство умиротворения и покоя. Наверное, лишь сейчас, спустя почти год отсутствия я успокоился. Смешно подумать, так долго избегать тебя, чтобы вернуться в твои объятия. Вернуться и понять, что психическое расстройство постигло и меня. А ты ведь ждала, верно и предано ждала, ни на миг не забывая обо мне. Собачья верность и преданность, умещаемая в человеческом теле, принадлежащая лишь мне одному. Наверное мы оба в какой-то степени понимали, что я все равно не смог бы тебя оставить навсегда. Что я раз за разом возвращался бы к тебе, чтобы положить голову на твои колени.
Моя рука плавно скользит вдоль твоего тела, пока губы рассеянно целуют твою макушку. Ребекка, ты счастлива, что я вернулся к тебе? Чувствуешь ли ты себя лишь рядом со мной так расслабленно и спокойно? Мне ли одному принадлежат твои мысли? Сейчас мне хочется просто побыть рядом с тобой, ничего не обещая и не говоря. Впитать в себя твой запах, твое присутствие. Мое безумие дремлет в глубине меня, и я спокоен. По крайней мере сейчас. Легкая улыбка касается моих губ, прежде чем я тихо отвечаю, наконец, на твои слова.
- Я думаю, это нечто большее. Ведь ты меня любишь, не правда ли? Очень давно.
Я не жду от тебя слов опровержения или подтверждения, ведь вне зависимости о том, что ты скажешь, я уже знаю ответ. Настоящий ответ, живущий в глубине тебя. Я вижу это в твоих глазах, слышу в твоем голосе, чувствую в каждом твое прикосновении. И за это я тоже люблю тебя. За твою любовь ко мне, за твою нежность ко мне, за твою преданность мне. За то, что даже такого как я, ты умудряешься сделать лучше. Немного лучше. Мои глаза постепенно закрываются и я почти готов предаться сну, как слышу хлопок входной двери. Нахмурившись и напрягаясь я потягиваюсь на постели, замирая, как потревоженный хищник. Незваных гостей никто не ждал, а о своем присутствии нам никто не сообщал. Я чутко прислушиваясь к звукам доносившимся с первого этажа, пока не слышу полный отчаяния и боли крик. Я осознаю что это голос сестры лишь на том моменте, когда кидаюсь к лестнице, попутно накидывая на плечи халат. Сначала отреагировало мое подсознание, первобытный инстинкт защищать самое дорогое, интуитивное чувство тревоги. Доведенное до автоматизма любовь, нет, нечто большее чем любовь. Кровные узы сильнее всех прочих, как бы ты не отметал их, куда бы ты не старался сбежать от них. Каким бы ты ни был человеком, до каких бы низов ты не опустился, когда твоя кровь еще в чьих-то жилах бьется, ты всегда будешь чувствовать этого человека. Ты никогда не сможешь отказаться от него. Я боготворил свою сестру, я готов был убить за нее, растерзать любого, как готов был подарить ей целый мир. Да, моя любовь бывает жестока, непонятна, ужасна в своих проявлениях, но она так же чиста, как девственный снег. Самое нежное чувство, способное жить во мне, не отягченное пошлостью или жаждой. Сметающее все на своем пути.
Я и сам не понял, как оказался на темной кухне, на полу, обнимая дрожащую сестру. Сейчас во мне росла такая ненависть к тому, кто ее обидел, что я физически чувствовал, как глаза наливаются льдом, как образуется жесткая складка у рта, как сжимаются кулаки. Я очень редко видел Диану в таком состоянии и в последний раз это было еще в далеком детстве. Даже после ухода Ричарда она не показывала мне своих эмоций, замкнувшись в себе. Что же могло так выбить ее из равновесия? Ты тихо проследовала за нами и потянулась было включить свет на кухне, но я еле заметно покачал головой. Говорить не потребовалось, ведь ты была единственной, кто понимал меня с полувзгляда. Мои руки нежно поглаживали сестру по волосам, путаясь в этом рыжем водопаде и за каждую пролитую ей слезинку, я готов был переломать кому-нибудь все кости.
- Что стряслось, Ди?
Тихо повторял я, в то же время шепча что-то невразумительное, что-то призванное утешить. Ты не уходила, наблюдала, будучи случайным свидетелем, но я знал, что ты тоже испытываешь к Диане теплые чувства. Моя сестра всегда была добра к тебе и относилась как к равной, в отличии даже от меня. Я не знал, что ты думаешь о моей любви к сестре, но твердо был уверен, что ты как и я, сделаешь все, чтобы защитить мою сестренку. От чего бы то ни было. Стоило потоку слез немного стихнуть, как я услышал неразборчивую речь. Как только я смог разобрать сказанное, то сразу похолодел. Мои мышцы напряглись, мои руки сжались, образуя вокруг хрупкого тела сестры капкан. Я не мог поверить в услышанное и даже в твоем взгляде я прочитал растерянность, но вместе с тем мрачную решимость. Мы избавились от этого человека много лет назад и мне всегда казалось, что ты твердо дала ему понять свое место. Мои глаза наливались свинцом, а в твоих я различил чувство вины. Ты опять начинала наказывать себя, будто во всем была виновата. Я с мрачной решимостью посмотрел на тебя, прибив взглядом к стене. Нам необходимо будет с этим разобраться. Истерика Дианы начинала стихать и я поднялся на ноги, потянув за собой сестру. Она настолько ослабла, что я легко, словно пушинку, подхватил ее на руки и прижал к себе, целуя в макушку. Не говоря тебе ни слово я понес сестру наверх, в свою спальню, где уложил на кровать и накрыл одеялом.
- Принеси чай. Твой чай.
Не глядя на тебя отдал я приказ. Твой чай - понятное лишь нам двоим словосочетание. Терпкий, с настойкой полыни, чтобы скрыть горечь снотворного. Ты бесшумной тенью скользнула вниз по лестнице, пока я гладил сестру по волосам и стирал слезы с ее щек. Тебя не пришлось долго ждать и вот уже Диана принимает напиток из моих рук, а спустя несколько минут засыпает. Я целую ее в лоб и включаю камин, выключая свет. Она такая хрупкая, с почти белоснежной кожей и волосами, разметавшимися по подушке. Она прекрасна, словно спящая красавица и я выхожу за дверь, закрывая ее. Выражение заботы на моем лице тут же сменяется жестокой решимостью.
- Найди его. Где живет, что делает, чем дышит. Я хочу знать все. А потом мы поедем в гости.

+1

7

Кто-то опускает руки, устав от вечно борьбы, от попыток чего то добиться или от безответных чувств. Кто-то придается отчаянию, топя все свои эмоции в стакане с алкоголем, кто то же предпочитает делать вид, что все в порядке и берется за новое испытание, которое в последующем бросит так же на пол пути. И только мало кому известно, что все эти трудности, которые пришлось пережить - ничто, по сравнению с наградой. Я готова даже годами ждать тебя, чтобы провести с тобой одну ночь. И мы оба это прекрасно знаем без каких-либо сомнений. Сейчас, когда комната покрыта полумраком и свет исходит только из горящего камина, мы лежим в кромешной тишине, наслаждаясь столь краткими минутами. Твой голос будоражит даже самые отдаленные струны моей души, заставляя тихонько улыбаться.
- Значит я давно уже больна.
Я потягиваюсь в постели, прижимаясь к тебе еще плотнее и укладывая ладонь туда, где чувствуется умеренный ритм твоего сердца. Глаза постепенно начинают закрываться, утаскивая меня в глубокий сон, как с первого этажа до нас долетает звук открывающейся двери. Я тут же напрягаюсь и на ровне с тобой подскакиваю на постели, внимательно вслушиваясь звуки действий внизу. Ты всегда воспитывал меня так, чтобы я могла быть готовой ко всему, будто бы действительно я была твоей личной собакой. Хотя, на самом деле возможно так и было. И даже сейчас, предвкушая незваных гостей от моего спокойствия и умиротворенности и след простыл. Однако, мое напряжение сменилось беспокойством, когда послышался крик Дианы. Ты молниеносно ринулся вниз, и я тоже не заставила себя долго ждать.
Я знаю, насколько сильно ты любишь Диану. Ровно настолько же, насколько и она тебя. Поэтому, когда вижу вас вдвоем - остаюсь лишь безмолвной тенью, готовой прийти на помощь сразу же, как вас позовут. Я смотрю на Диану и меня переполняет волнение, но все же не стремлюсь делать первых шагов. Несколько минут требуется на то, чтобы она наконец-то успокоилась и начала говорить, хоть и невнятно и сумбурно. Однако, то, что удается мне услышать, заставляет меня напрячься с удвоенной силой. Гарри. Этот человек, на самом деле, оказался не в том месте и не в то время. Я никогда не имела личного мнения, ведь всегда принимала твою точку зрения. Именно поэтому, когда ты приказал мне перерезать тормозные шланги - я сделала это, даже не задумываясь. Когда ты мне сказал избавиться от него, но позволить оставить в живых на определенных условиях - я это выполнила. По крайней мере я думала, что выполнила, ровно до настоящего момента. Мой растерянный взгляд переходит на тебя, ожидая увидеть гнев. Но сейчас я читала в них только решимость и расчетливость. Да, как оказалось, я оплошала. И я прекрасно понимаю, что мне сейчас предстоит сделать - то, что я должна была сделать, если Гарри в один прекрасный объявится. Диана постепенно успокаивается, а я понимаю, что Гарри не успел ничего ей рассказать, иначе сидела бы она сейчас так же спокойно в твоих объятиях?
На твой приказ я лишь киваю, удаляясь на кухню, чтобы заварить чай. Тот чай, который я всегда заваривала Диане по твоей просьбе. Нет, по твоему приказу - так будет правильнее. Когда кухня заполняется ароматом полыни, я подхватываю горячую кружку и так же тихо возвращаюсь в твою комнату. Диана и без снотворного практически обессилила, но стоит ей немного отпить чаю, как она окончательно проваливается в сон. Я первая покидаю комнату, чувствуя, как ты направляешься следом. Сейчас нам обоим не до чувств и эмоций, и я вновь возвращаюсь в роль твоей помощницы, внимательно выслушивая твои наставления. Я не жду от тебя того, что ты будешь кричать или обвинять меня в чем-либо. Ты никогда этого ранее не делал, достаточно лишь того, что я сама чувствую за собой вину и ты это прекрасно знаешь. Не сводя с тебя внимательного взгляда, я уже мысленно начинаю выстраивать весь свой план дальнейших действий.
- Хорошо.
Короткий ответ и я удаляюсь в свою комнату, где переодеваюсь в более повседневный наряд и сажусь за ноутбук, поднимая все свои связи и способы добычи информации. Забавно, казалось бы, мы уже давно ушли от всего этого. Последний раз шпионской игрой мы занимались только тогда, когда Диана оповестила тебя о своем новом возлюбленном - неком Ричарде Вагнере. Тогда ты получил информацию о всем его семействе, а после этого - нас ждало долго затишье. И сейчас, снова взявшись за эту работу, я чувствую себя, словно рыба, которую вернули в воду. Видимо потому что я занималась этим всю свою сознательную жизнь - делала то, что ты хотел и так, чтобы никто об этом не узнал.
Спустя пару часов я добываю всю необходимую информацию и направляюсь к тебе в кабинет. Ты, как и раньше, сидишь за своим столом, сосредоточенно уставившись в экран монитора. Я не дожидаюсь твоего приглашения войти, ведь и без того знаю, что ты этого ждал. Подойдя ближе, я сажусь напротив тебя, раскладывая перед тобой бумаги.
- Живет он почти что на соседней улице. В Эдинбурге всего неделю. Работы нет. Личной жизни тоже нет. Была девушка, с которой они провстречались около года, но ничего серьезного. С Дианой они встретились в торговом центре,
при том нет никакой информации, что он пытался узнать ее местоположение, но эти данные не полноцены.

Закончив свой доклад, я снова замолкаю в ожидании последующий поручений.

0


Вы здесь » Riders Diary » Загородный поселок » Дом Адама Вайса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC